Допинг в России или как я потерял друга

Это перевод моей статьи выполненный Алексеем Авдохиным и размещённый на сайте sports.ru 

(оригинал здесь: https://www.sports.ru/tribuna/blogs/allresp/1135072.html)

Каждый увидит в ней что-то своё, в меру своего уровня развития. Но я свято верю в возможность чистого спорта и необходимость борьбы за него во всём мире.


 

«Можно бегать без допинга, но над нами смеются и называют идиотами». Русский легкоатлет против системы

Алексей Авдохин связался с легкоатлетом, который не стесняется правды.

Меня зовут Андрей Дмитриев. Я родился и вырос в городе Нефтеюганск, с тринадцати лет начал заниматься легкой атлетикой. Сейчас я профессиональный бегун, моя специализация – 1500 метров.

По юниорам входил в сборную России – бежал на чемпионат мира-2009 среди юниоров в Иордании. В 2015-м году выиграл командный чемпионат России, тогда же стал 4-м на чемпионате России в беге на 1500 метров.

Сейчас к сборной России отношения не имею, да и не очень-то хочу. Сейчас расскажу – почему.

Наверное, в мире легкой атлетики не найти человека, который бы не слышал о допинговых скандалах с российскими легкоатлетами. Я ежедневно вижу эту ситуацию изнутри и рассказал о том, что знаю, в своем блоге. Из-за моей позиции на меня сейчас выливается очень много негатива. Психологически это дается слишком тяжело. Но все же.

alt

***

У нас нет легкоатлетических клубов, таких, как, например, в США. На чемпионате России спортсмены выступают за свои регионы, принося в копилку очки за занятые места. По результатам сезона каждый регион получает деньги от Министерства спорта России, которые затем распределяются среди спортсменов в зависимости от результатов.

Что важно понимать – все соревнования проводятся под эгидой ВФЛА (Всероссийской федерации легкой атлетики) и других стартов для профессиональных легкоатлетов в России нет.

И вот что получается, если ты не входишь в элитную группу спортсменов национальной сборной:

1. Если я хочу тренироваться, выступать на соревнованиях и зарабатывать этим деньги, то должен представлять регион на чемпионате России и показывать хороший результат. Я должен быть лучшим на чемпионате России и других региональных стартах, если хочу получать деньги от моего государства за занятия спортом. Если я вхожу в топ-8 страны, то получаю региональную стипендию около 500 долларов, которой должно хватать на жизнь и тренировки. Ключевой момент здесь в том, что я должен бегать в соревнованиях под эгидой ВФЛА, хотя и не нахожусь в сборной страны и не имею никакого отношения ни к одной сборной.

2. Есть спортсмены элитного уровня, которые получают хорошую зарплату и от своего региона, и от федерации за то, что являются членами сборной. Еще у них есть возможность подписать рекламный контракт и получать дополнительное финансирование. Большую часть своего времени они проводят на сборах национальной команды и выступают на международных турнирах за Россию. Они используют национальный чемпионат как этап подготовки к этим стартам.

Это те самые спортсмены, чьи имена звучат в разговорах о допинге в России.

***

И вот теперь о допинге.

Этот скандал начался с национальной команды – похоже, почти вся сборная использовала допинг. Более того, насколько мне известно – согласие на курсовой прием допинга было едва ли не обязательным условием для попадания в команду на Олимпиаду или чемпионат мира.

Спортсмены сборной получали «зеленый коридор» как на внутренних стартах, где могли выступать «грязными», так и на международных. Это стало возможным, когда Минспорта нашло способ давать взятки чиновникам IAAF, чтобы те закрывали глаза на положительные допинг-пробы.

alt

Виталий Мутко и глава IAAF Себастьян Коэ (второй слева)

Как легкоатлет начинает принимать допинг? Все упирается в отсутствие допинговой культуры. Когда все вокруг говорят про допинг, никто это не осуждает, дисквалифицированных спортсменов всячески поддерживают, популярно мнение, что чистому спортсмену показать высокий результат невозможно, что все спортсмены во всем мире сидят на допинге, ты понимаешь, что и тебе это надо.

Такая идеология закладывается с самого начала – молодые спортсмены растут и принимают это как должное. А от понимания до начала приема допинга всего один шаг.

Когда же спортсмен выходит на уровень кандидата в сборную – там все еще проще. Тебе говорят: «ешь вот это и вот то, пей коктейль, не переживай, ни о чем не думай, твое дело тренироваться, за тебя уже подумали, все будет нормально». Можешь, конечно, отказаться, но, во-первых, тебя посчитают дураком, во-вторых, создашь себе проблемы – могут и на сбор не взять в следующий раз. Мало кто отказывается. 

Как известно из докладов Макларена, в России существовала государственная допинговая система с участием Минспорта, ВФЛА, РУСАДА и спецслужб, в которую было вовлечено более тысячи лучших спортсменов и тренеров со всех концов страны. Как только это вскрылось, членство ВФЛА в IAAF было приостановлено.

Все спортсмены, когда-либо соревновавшиеся под эгидой ВФЛА, были дисквалифицированы и лишились возможности выступать в международных соревнованиях. Даже те, кто никогда не входил в состав сборной и выступал во внутрироссийских соревнованиях только чтобы заработать себе стипендию от региона.

Я не могу утверждать, что спортсмены, не проходившие в сборную, не принимали допинг. Все равно принимали, пусть и не имели зеленого света и должны были высчитывать периоды выведения запрещенных препаратов или надеяться, что не попадут на проверку РУСАДА.

***

О себе я могу говорить спокойно – я никогда не принимал допинг. Я всегда тренировался и соревновался чистым. Я никогда не сдавал положительных проб – ни в России, ни за четыре года, проведенных в США.

Там я четыре года учился в Военном Институте Вирджинии. Поступил туда в 2009-м году по системе спортивной стипендии. В чем суть этой системы: любой спортсмен со всего мира, если показывает достаточно высокий результат, может претендовать на стипендию в университетах США, которая будет покрывать его обучение и проживание там. При этом спортсмен должен хорошо учиться и выступать за университет на соревнованиях (я бегал в студенческой лиге NCAA). Учеба на английском языке, можно выбирать любую специальность – моя называлась «прикладная математика». Институт хоть и называется военным, моя учеба к американской армии отношения не имела. Разрешали поездки домой и выступления на чемпионате России – если есть желание и финансовая возможность. После окончания в 2014 году я вернулся в Россию.

Сталкивался ли я допингом в США? Я не был в национальной команде США, но было бы глупо говорить, что в США совсем нет допинга. Все понимают, что он везде. Но там если спортсмен с тренером решили принимать допинг, они находят спортивного врача, делают ТИ, или находят другие методы. Но я сильно сомневаюсь, что это происходит систематически на уровне национальной команды, министерства спорта и даже спецслужб. Это возможно на уровне отдельных спортсменов и тренеров. 

Но здесь важен второй момент – в США к допингу совсем другое отношение. Там вообще не принято обманывать или искать легкие пути, это противоречит их менталитету. Если в США ты заговоришь с кем-то про допинг на тренировке, то на тебя косо посмотрят, а то и вообще напишут донос. Если спортсмена поймают на допинге, он станет изгоем.

***

Единственная вина, которую я готов признать – я слышал про употребление допинга в моем окружении, но никогда не сообщал об этом. Причина проста – я не думал, что когда-то пойду против этих людей. Я знаю этих ребят, вижу их на сборах, время от времени бегаю с ними, некоторых даже считал своими друзьями.

Не могу представить, чтобы я куда-то пришел или позвонил: «Такой-то человек принимает допинг». Становиться информатором или свидетелем – не мой путь.

Если же рассуждать теоретически – то человек может сообщить о допинге в РУСАДА. Там сразу проверка по базе данных: если донос на человека с «зелёным светом» –  ему ничего не грозит, жалобу в игнор. Если обычный спортсмен, то возможна и проверка, от результатов которой потом можно откупиться и бегать дальше. О справедливости в нашей легкой атлетике не хочется говорить – не помню, когда в последний раз приходилось с ней сталкиваться. 

alt

По моей субъективной оценке, 95-98% российских бегунов принимают допинг. В России это обычное дело, здесь все уверены, что невозможно без допинга бегать быстро, а все допинговые скандалы России – заговор США. Люди говорят: «все в мире используют допинг, особенно американцы, но они сделали из России козла отпущения». Эта теория заговора вместе с тщательной поддержкой дисквалифицированных спортсменов –  две доминирующие идеи среди российских спортсменов и тренеров.

У меня другое мнение на этот счет, но я никогда не считал людей, принимающих допинг, своими врагами.

«Ок, они все принимают допинг, а я не хочу. Но что я могу с этим поделать? Ничего. Это система», – так я думал и понимал, что идти против системы бесполезно. Только создашь себе проблемы, но ничего не изменишь.

Но больше молчать я не могу. И вот почему.

***

Мы находились в Бостери – селе в горах Кыргызстана на высокогорной подготовке. Есть небольшая группа бегунов, которая разделяет мои взгляды на допинг. Обычно, мы работаем вместе и проводим свободное время между тренировками.

Мой знакомый, недавно отбывший 2-летнюю дисквалификацию за допинг, предъявил моему другу претензию: «Ты распространяешь слухи, что я и моя группа на допинге». Повторю – человек только что отбыл 2-летнюю дисквалификацию.

Тогда я сделал все, чтобы предупредить драку и, слава богу, мне это удалось.

Но после того случая я понял, насколько далеко все зашло. Люди готовы калечить друг друга только потому, что одни используют допинг, а другие – нет. Я решил говорить о своей антидопинговой позиции громко и открыто – для начала хотя бы через свои социальные сети.

***

К счастью, я не одинок, у меня есть единомышленники в России. Нас пока немного – всего 5-6 человек, спортсмены и тренеры. Но мы свято верим в идею чистого спорта. Пока мы не знаем, как быть дальше и что делать – настолько глубока проблема. Мы просто собираемся иногда вместе и обсуждаем новости, идеи. Еще мы дали клятву чистого спортсмена на сайте cleansport.org и призываем всех сделать то же самое.

alt

Андрей Дмитриев со знаком Clean Sport Collective

Отдельные тренеры и команды сами решили взять ситуацию в свои руки и принципиально работают без допинга на результат. Есть тренировочная группа Владимира Анатольевича Пронина. Создан проект «Rocket Science», в котором ребята используют передовые научные знания для достижения высоких спортивных результатов без допинга. Ни тех, ни других ВФЛА не поддерживает, Владимир Анатольевич, насколько я знаю, даже зарплату нигде не получает, а одного из участников «Rocket Science» даже не включили в сборную России на этот год, хотя он действующий чемпион России в беге на 3000 метров.

Чаще всего мы сталкиваемся с шутками, оскорблениями, а иногда и угрозами. Когда мы говорим, что быстро бегать можно и без допинга, над нами смеются и называют идиотами. Элитные российские спортсмены и тренеры тоже не нашей стороне.

Но мы верим в то, что делаем, и готовы идти до конца.

***

С момента отстранения ВФЛА ничего не изменилось. Тренеры, которые по рекомендациям IAAF не должны больше работать в спорте, продолжают тренировать. Отстраненные спортсмены продолжают тренироваться. Обычно они тренируются там, где их никто не видит, но иногда они появляются даже на базе сборной в Кисловодске.

Я не слышал, чтобы федерация после всех скандалов провела внутреннее расследование. Я точно знаю, что есть несколько тренеров, которые работают с запрещённой фармакологией и продолжают спокойно тренировать, а их спортсмены продолжают бегать. Им просто погрозили пальцем, не более того.

Верных выводов не сделала ни федерация, ни спортсмены. Все выжидают, что Минспорта и ВФЛА снова договорятся с IAAF и все опять будет по-старому.

alt

После первого скандала, когда система надорвалась и старые схемы покрывания перестали работать, а тренеры и спортсмены еще не успели понять что к чему, происходят разные истории.

Слышал, как прошлой весной почти вся сборная на сборе в Киргизии вдруг дружно в 5 утра ушла в поход в горы, потому что их предупредили о приезде допинг-контроля. Или спортсмен «сидит» на привычном курсе, вдруг к нему заявляются допинг-офицеры. Не РУСАДА, а иностранные. Он звонит тренеру, тренер говорит: беги, прячься, ничем не могу помочь. Спортсмен и бежит.

Никаких изменений ни в сборной, ни ВФЛА тоже не произошло. Есть попытки создать видимость изменений, но это лишь имитация. Они назначили главным тренером сборной Юру Борзаковского, который не принимает никаких решений. А за его спиной стоят люди из старой команды, которые им управляют.

***

Среди элитных спортсменов сборной теперь все под наблюдением WADA, что заметно усложняет употребление допинга. Среди них встречаются «чистые», но по моим наблюдениям – их не больше пяти процентов.

А перспективных спортсменов, не входивших в сборную, сейчас никто не проверяет, потому что лицензия у РУСАДА отозвана. Среди этой группы применение допинга резко возросло – все же понимают, что проверок не будет. Раньше они боялись контроля, а теперь используют допинг как сумасшедшие, без всякого риска попасться.

И теперь я должен соревноваться со спортсменами, которых больше не проверяют. И это очень печальная ситуация.

Но я люблю бег. Очень. И готов продолжать бегать, даже если сейчас меня уволят из Центра спортивной подготовки. Я найду работу, но все равно буду бегать.

По тексту: обычный шрифт – перевод блога Андрея Дмитриева, курсивом – его ответы для Sports.ru

Фото: instagram.com/andrey_32500 (1,4); Gettyimages.ru/Paul Gilham; РИА Новости/Александр Вильф; REUTERS/Eric Gaillard/File

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s